www.ASTROLAB.ru

ASTROLAB.ruЧерные дырыГеометрия черных и белых дыр ( Часть 10 )
ГлоссарийФото космосаИнтернет магазинКосмос видео



Геометрия черных и белых дыр ( Часть 10 )
Версия для печати

Открытие реликтового излучения нанесло сокрушительный удар всем моделям стационарной Вселенной. Вместе с красным смещением в спектрах галактик, открытым Хабблом в 1929 году, оно подтверждало модель Фридмана. До открытия реликтового излучения у физиков оставался выбор между гравитационным и динамическим объяснением красного смещения в спектрах галактик. Первое объяснялось увеличением тяготения галактик с приближением к границе Вселенной, что допускало постоянство ее объема. Второе объяснялось увеличением скорости движения галактик с приближением к границе Вселенной, что равносильно непрерывному увеличению ее объема. Открытие реликтового излучения однозначно свидетельствовало в пользу второго объяснения.

Мы тоже как будто подтвердили модель Фридмана, связывая инерционный коллапс материальных тел со световыми скоростями их движения. Но в данном случае нужно строго разграничивать инерциальную и неинерциальную составляющие механического движения галактик. Красное смещение в спектрах галактик связано с одной только инерциальной составляющей их механического движения, а неинерциальная составляющая этого движения проявляется в увеличении объема и уменьшении плотности плоского пространства-времени, окружающего данные галактики. Эта составляющая не оказывает влияния на электромагнитное излучение галактик, но зато она ограничивает увеличение скорости их движения инерционным коллапсом на границе Вселенной. Само по себе это уже исключает обычное расширение Вселенной, связанное с инерциальным движением галактик. Остается только та часть этого расширения, которая связана с увеличением объема плоского пространства-времени, окружающего данные галактики. Но если нейтрализовать это увеличение с помощью какого-нибудь процесса, то в среднем объем плоского пространства-времени нашей Вселенной будет оставаться постоянным.

Такой процесс хорошо нам знаком - это гравитационный коллапс сверхмассивных звезд в структуре тех же галактик. В этом коллапсе плотность плоского пространства-времени, окружающего данные звезды, также изменяется, причем изменяется альтернативно изменению ее в инерционном коллапсе. Это равносильно тому, что гравитационный коллапс сверхмассивных звезд в структуре галактик "пожирает" излишки плоского пространства-времени, образующиеся в результате разбегания этих галактик. А излучаемые в обоих коллапсах гравитационные волны обеспечивают равновесие обоих процессов в объеме Вселенной. Это равновесие является не статическим, а динамическим - оно может склоняться как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения объема нашей Вселенной. Но если наша Вселенная и расширяется, то в значительно более слабой степени, чем это следует из модели Фридмана.

Таким образом, красное смещение в спектрах галактик еще не говорит о нестационарности нашей Вселенной. Это смещение характеризует одну только инерциальную составляющую механического движения галактик. Другое дело реликтовое излучение, которое нельзя отделять от гравитационного взаимодействия материальных тел. Объясняется это тем, что равновесное электромагнитное излучение, разновидностью которого является реликтовое излучение, теснейшим образом связано с тепловым движением атомов и молекул в структуре материальных тел (этот вопрос мы подробно рассматривали в третьей главе), а это движение, как мы уже говорили (при рассмотрении проблемы гравитационных волн) невозможно отделить от гравитационного взаимодействия самих этих тел. Отсюда автоматически следует, что инерционный коллапс галактик на границе Вселенной и гравитационный коллапс сверхмассивных звезд в структуре этих галактик активно влияют на состояние реликтового излучения.

Конкретно это влияние сводится к обеспечению необходимой температуры реликтового излучения. В гипотезе Гамова эта температура выводится из предположения о горячем начале нашей Вселенной и увеличении объема ее пространства со временем. Наша гипотеза также допускает горячее начало Вселенной, также как и ее "горячий конец". Но понятие движения Вселенной во времени в нашей гипотезе в корне отличается от гамовского. В нашей гипотезе и горячее начало, и современное состояние Вселенной, и ее "горячий конец" существуют одновременно (!), и все эти состояния согласованно движутся в многомерном времени, сохраняя (!) объем своего пространства. При этом инерционный коллапс галактик и гравитационный коллапс сверхмассивных звезд обеспечивают необходимую температуру реликтового излучения не только в современной Вселенной, но и в ее горячем начале, и в ее "горячем конце", и вообще, на протяжении всей ее временной линии.

Собственно говоря, здесь вообще нельзя отделять инерционный коллапс галактик от ее горячего начала, а гравитационный коллапс сверхмассивных звезд - от ее "горячего конца", поскольку горячее начало - это ни что иное, как инерционный коллапс всей нашей Вселенной, а "горячий конец" - это ее гравитационный коллапс. Именно эти физические процессы определяют отличие наборов фундаментальных констант и законов сохранения в реально существующем прошлом и в реально существующем будущем нашей Вселенной от сегодняшнего их набора. Такая интерпретация эволюции Вселенной радикально отличается от гипотезы Гамова, которая полагает, что в далеком прошлом наша Вселенная была сжата то сингулярного состояния. Но в реально существующем прошлом состояние нашей Вселенной определяется не гравитационным, а инерционным коллапсом, т.е. не сжатием, а расширением ее материи. Другое дело, что при определенных условиях прошлое нашей Вселенной может сливаться с ее будущим, делая ее современное состояние похожим на ее горячее начало в гипотезе Гамова. Но такое состояние не имеет ничего общего с гамовской интерпретацией движения нашей Вселенной во времени, поскольку оно может реализоваться когда угодно и никогда. Это непосредственно следует из характера тех процессов, которые обеспечивают сегодняшнюю стационарность Вселенной.

Вот теперь мы можем уже сказать, в чем заключается главная ошибка теории черных и белых дыр. Как уже говорилось, белые дыры в координатах Крускала изображаются в бесконечно далеком прошлом нашей Вселенной, а черные дыры - в бесконечно далеком будущем. При этом движение нашей Вселенной во времени отождествляется с движением внутреннего наблюдателя от белых дыр к черным дырам через обычное пространство Вселенной. Это означает, что в координатах Крускала белые и черные дыры неподвижны относительно времени нашей Вселенной. На самом деле они движутся вместе с ней, а точнее, вместе с ее временной линией, в многомерном времени. Просто белые дыры в этом движении отстают от настоящего нашей Вселенной, а черные дыры опережают его. Именно такие границы нашей временной линии в многомерном времени и изображают на самом деле координаты Крускала, а отнюдь не движение нашей Вселенной во времени.

Чтобы сделать это утверждение более наглядным, рассмотрим в таких уточненных координатах движение внутреннего наблюдателя. В принципе, это движение действительно может начинаться из белых дыр, поскольку обращенный во времени инерционный коллапс действительно существует в природе. Но встречается он в ней сравнительно редко, гораздо чаще в ней встречается обычный инерционный коллапс, который в координатах Крускала выглядит как движение внутреннего наблюдателя от центра нашей Вселенной в сторону белых дыр. С точки зрения общей теории относительности, такое движение невозможно, поскольку равносильно движению вспять во времени. И это действительно так, поскольку движение внутреннего наблюдателя в сторону белых дыр равносильно движению его в прошлое нашей Вселенной. Но при этом нужно учитывать, что данное движение существует не само по себе, а накладывается на движение всей временной линии нашей Вселенной в многомерном времени. С точки зрения последнего, первое движение не представляет собой ничего необычного.






??????.???????