www.ASTROLAB.ru

ASTROLAB.ruИстория календаряВведение в России Григорианского календаря (Часть 2)
ГлоссарийФото космосаИнтернет магазинКосмос видео



Введение в России Григорианского календаря (Часть 2)
Версия для печати

Как заметил И. А. Климишин, "Д. И. Менделеев не понял сущности реформы 1582 года, задачей которой было (повторим это ещё раз) возвратить весеннее равноденствие не к эпохе (началу) эры, а к моменту, когда складывались правила расчёта даты Пасхи", то есть к 325 году.

Что же касается не решённых папой Григорием XIII проблем, то они не могли быть разрешены и проектом И. Г. Медлера. Ведь он сам начинал "плясать" от григорианской печки. До 2028 года его календарь вообще ничем не отличался бы от европейского, а затем по пилообразной "синусоиде" извивался бы около его осевой: в 2100 году оба хронографа опять совпали бы, в 2156 - вновь разошлись и т. д. Так извиваясь, он точнее отсчитывал бы время в п е р ё д, а не назад. Поэтому те 2, 355 суток, которые якобы "нашёл" Дмитрий Иванович, тут же потерял его подзащитный.

Последний, заметим, тоже не совсем корректно трактовал некоторые аспекты проблемы. Он полагал, будто божественный Юлий командовал не только римскими когортами, но и круговоротом Солнца. Согласно профессорскому мнению, "по распоряжению Цезаря днём весеннего равноденствия должно было быть 21 марта". И далее утверждалось: "Когда в IV столетии нашего летосчисления этот (то есть юлианский) календарь был принят (?), то на Никейском Соборе было постановлено… так как весеннее равноденствие отодвинулось в то время на 18-е марта, то отбросить т р и дня…"

Комментарий И. А. Климишина: "Конечно, всё сказанное здесь - сплошные домыслы. Никейский Собор никуда весеннего равноденствия не смещал, поскольку оно к 18 марта и не передвигалось. Доказательством является то, что выдающийся древний астроном Птолемей (II век н. э.) в своём "Альмагесте" считал датой весеннего равноденствия 22 марта!"

Речь в данном случае, безусловно, отнюдь не о теоретичеких преимуществах того или иного календаря, а о практической целесообразности, скажем так, абсолютной календарной реформы: чтобы не как у всех! Вот если бы И. Г. Медлер предложил свой проект самому Григорию XIII, тогда и можно было бы вволю и потеоретизировать. А тут, как говорят на Руси, из огня - да в полымя!

Но вернёмся в 1899 год. Продолжая пользовать огненный лексикон, скажем так: из календарной искры, оброненной Русским астрономическим обществом, разгорелось пламя. Императорская Академия наук, восстав от сна, бросилась в догонку - по высочайшему, естественно, изволению - создавать собственную календарную комиссию. Последней свыше же было предписано в своей деятельности принять "во внимание соображения бывшего министра народного просвещения князя Ливена по вопросу о введении в России григорианского стиля". Вскоре поступило и мнение Святейшего Синода Русской Православной Церкви за подписью печально известного в истории страны оберпрокурора К. П. Победоносцева: "Считать введение неблаговременным". И воз остался там же.

Окончательно проблема календарной реформы в России поддалась решению лишь после революции. Вопрос был поставлен уже на одном из первых заседаний СНК 16 (29) ноября 1917 года. На заседании 23 января (5 февраля) 1918 года были предложены два проекта и образована комиссия для их рассмотрения. Декрет "О введении в Российской республике западноевропейского календаря" принят на заседании СНК 24 января (6 февраля) 1918 года и подписан В. И. Лениным.

В декрете говорилось: "В целях установления в России одинакового почти со всеми культурными народами исчисления времени Совет Народных Комиссаров постановляет ввести по истечении января месяца сего года в гражданский обиход новый календарь".

Поскольку к тому моменту разница между старым и новым стилями составляла уже 13 дней, то декретом предписывалось после 31 января 1918 года считать не 1, а 14 февраля и т. д. А для связи времён предлагалось до 1 июля 1918 года после числа каждого дня по новому стилю в скобках проставлять и число по старому.

Русская Православная Церковь осталась при ветхом календаре. Мнение проф. В.В.Болотова, в качестве представителя Святейшего Синода принимавшего участие в работе календарной комиссии при Русском астрономическом обществе, которая закончилась ничем, уже приводилось. Он говорил, напомним, о том, что именно в удержании юлианума "в жизни ещё несколько столетий" будто бы и состоит "культурная миссия России по этому вопросу", чтобы "чрез то облегчить для западных народов возвращение от не нужной никому григорианской реформы", которая-де "не имеет для себя не только оправдания, но даже извинения", "к неиспорченному старому стилю". (См. по вопросу: Свящ. К. Буфеев. О целесообразности перехода России на старый календарный стиль" (!). - "Москва", 1998, № 3, с. 217.)

Современную, можно сказать, церковную позицию некогда выразил доцент, затем - профессор Московской духовной академии А. И. Георгиевский: "Наша Русская Православная Церковь для своей внутренней жизни вполне удовлетворяется этой юлианской системой и, принимая григорианский календарь для гражданского обихода, не видит в настоящее время необходимости в её реформе" (А. И. Георгиевский. О церковном календаре. - Издание Московской Патриархии. - М., 1948. - С. 17).

И далее следуют слова митрополита Антония Вадковского: "Юлианский календарь в применении его к церковной практике во всех случаях является надёжным якорем, который удерживает православных от окончательного поглощения миром инославным, является как бы знаменем, под которым чада Православия собираются воедино…"

Кроме Русской, юлианского календаря в мире придерживаются ещё лишь только Иерусалимская и Сербская Православные Церкви, а также небольшие группы так называемых старостильников, отколовшихся, в частности, от Элладской Православной Церкви. Так что в настоящее время юлианум отнюдь не собирает "воедино", не соединяет, а, наоборот, разъединяет.

И. А. Климишин






??????.???????