www.ASTROLAB.ru

ASTROLAB.ruСтатьиЖить под звездами (интервью с Канаевым И.И.)
ГлоссарийФото космосаИнтернет магазинКосмос видео



Жить под звездами (интервью с Канаевым И.И.)
Версия для печати

Алексей Стригин
Санкт-Петербург

В октябре прошлого года, старейшая в России Пулковская обсерватория, отметила 170-летие со дня образования. За время ее существования изменилось очень многое, и в первую очередь сама астрономия. Неизменным осталась только вера в нее людей, которые посвятили изучению звезд всю свою жизнь. Об этом мы и решили поговорить с Заместителем директора по научной части, кандидата физико-математических наук, Иваном Ивановичем Канаевым:

Какова роль Обсерватории в истории астрономии?

Огромная! Цели Императорской Пулковской обсерватории, созданной на средства императора Николая Первого (им был выделен неограниченный (!) кредит на заказ новых инструментов и проведение строительства), были определены трем пунктами Устава. Первый пункт звучит так: "производство постоянных и сколько можно совершеннейших наблюдений, клонящихся к преуспеянию астрономии". Сейчас это назвали бы "проведение фундаментальных исследований". Два других пункта определяют прикладные задачи: "производство… наблюдений … для географических предприятий в Империи российской …" и "…содействовать всеми мерами к усовершенствованию практической астрономии в приспособлениях её к географии и мореходству…". Надо было осваивать огромные просторы России и развивать мореплавание. Все указанные цели требовали знания точных координат звёзд.

В. Я. Струве, идеолог создания Обсерватории и её первый директор заказал в Германии шесть первоклассных телескопов оригинальной конструкции. В отличие от своих предшественников, он не пытался создать "безгрешные" приборы, не вносящие ошибки в наблюдения, а исследовал их, определял эти ошибки и исправлял наблюдения. Результат был блестящий - точностьодного наблюдения в Пулкове была равна точностидесяти наблюдений лучшей в те времена Гринвичской обсерватории. Уже в 1849 году - через десять лет после возникновения - с лёгкой руки американского астронома Гулда - нас называли астрономической столицей мира.

Пулковская методика проведения наблюдений и их обработки определяла направление развития астрометрических исследований в мире более чем 100 лет.

Многие обсерватории мира не только перенимали Пулковскую методику наблюдений, но даже строили здания подобные нашему - так удобно оно задумано.

Все ведущие обсерватории бывшего СССР являются "детьми" Пулковской. Они либо созданы ею, либо широко использовали её помощь как научную, так и техническую. Нами были созданы также зарубежные обсерватории в Чили и на Кубе.

Вот Вам пример широты диапазона работ Обсерватории:

в 1971 году под моим руководством создана на Восточном Памире высокогорная (4300 м над уровнем моря) астрономическая станция Шорбулак. Эта место обладает уникальными атмосферными свойствами для наблюдений в широком диапазоне спектра - от ультрафиолетового до инфракрасного. Мы поставили там два телескопа и создали необходимую инфраструктуру.

Но на Памире я был далеко не первым Пулковским астрономом! Ещё в 1877-79 гг. в экспедиции Н.А.Северцева на Памир участвовал Пулковский астроном И.В. Бонсдорф. В 1916 г. пулковчанин Я.И. Беляев руководил экспедицией в центральный Памир, а в 1928 участвовал в Памирской высокогорной Советско-Германской экспедиции под руководством Н.П. Горбунова, имевшей целью ликвидацию "белого пятна" Памира. Тогда там появились названия "перевал Пулковский" и "ледник Беляева". В 1936 году намечалась экспедиция на Памир под руководством нашего астронома Н.А. Козырева. В 1957 году экспедиция из Пулкова руководимая Ш.П. Дарчия обследовала астроклимат в п. Чечекты в Мургабском районе Памира. Вот сколько было у меня славных предшественников!

А сейчас?

После перестройки созданная Пулковым станция Шорбулак перешла Гиссарской обсерватории АН Таджикистана. Наше присутствие там кончилось. Нынче весной Таджикская Академия Наук официально пригласила Пулково принять участие в восстановлении станции.

То есть Пулково осталось без «лишних глаз»? Насколько важны новые точки наблюдения в работе обсерватории?

Новые точки нужны по нескольким причинам.

Во-первых, это места, откуда мы можем наблюдать более южные области неба, чем с широты Пулкова. Для этого, например, существует Горная станция Пулковской обсерватории под Кисловодском; для этого создавался Пулковым на Сев. Кавказе в районе Архыза филиал, впоследствии ставший замечательной Специальной Астрофизической обсерваторией РАН. Это то место, где установлен 6-метровый телескоп. Для наблюдений южного неба служили Чилийская и Кубинская станции. Список можно продолжить, он большой!

Во-вторых, это места, обладающие исключительными свойствами неба. Это не только большое количество ночного или дневного наблюдательного времени, но и высокая прозрачность его в различных спектральных диапазонах. Такие как Шорбулак.

Третья причина возникла вместе с появлением искусственных спутников. Они двигаются по различным орбитам и, в отличие от звёзд, не могут регулярно наблюдаться с одной и той же точки Земли. Например, геостационары, вращающиеся вокруг земли со скоростью 24 часа. Иначе говоря, они висят над каким-то местом Земли подобно макушке башни высотой около сорока тысяч километров. Но увидеть их (как и макушку башни) можно только начиная с некоторого расстояния, иначе он находится за горизонтом.

Поэтому для наблюдения спутников необходима сеть станций, расположенных на различных долготах. Естественно, их надо ставить в местах с большим количеством ясного неба.

Наблюдение искусственных спутников - вещь достаточно деликатная. Скажем, среди геостационаров находятся не только спутники связи, телевизионные, но и множество спутников, «глаза» которых смотрят на нас круглосуточно, а задачи их неизвестны. Над Петербургом постоянно висит несколько таких объектов, происхождение которых остается загадкой. Они меняют свои места и орбиты, что требует непрерывного обзора зоны геостационарной орбиты. Возможна замена спутника, якобы выработавшего свой ресурс и оставленного на орбите как "мусор", другим спутником. Мы считаем его "мусором", а он "подкидыш"! Разгадать такую загадку можно, так как орбита "подкидыша" будет чуть-чуть другая. Но для этого необходимы регулярные наблюдения всех объектов Геостационарной орбиты - и спутников и мусора.

К сожалению, все южные точки в Азии Россия потеряли, подобно Шорбулаку. Вот недавно наш Президент приезжал на единственную, чудом не приватизированную Таджикистаном станцию «Окно», где работает система из 6 телескопов Красногорского завода - единственная наша крупная станция, которая занимается подобной проблематикой. Но таких комплексов только в России должно быть 4 или 5. Как я говорил, необходимо создание сети наблюдения ИСЗ. Своя сеть для геостационаров, своя для низких спутников. Задача не может быть решена при помощи переделок существующих старых телескопов, чем мы вынуждены заниматься.

Должны быть введены в строй новые специализированные инструменты диаметром более метра. Вот видите макет на столе? Это специализированный астрометрический телескоп диаметром 1,15 м оригинальной конструкции, идеальной для наблюдения искусственных спутников. Он готов на 80%. Стоит у нас в цехе уже несколько лет. Нет денег.

Так на какие деньги сейчас существует обсерватория?

На бюджетные. Через Академию Наук мы получаем деньги на содержание памятника культуры, коим является Пулковская обсерватория, но не на ведение научной работы. На науку дополнительные деньги получаются по грантам. Поскольку это, в основном, теоретические исследования, размер отчислений на Отдел Астрономического Приборостроения мал.

Сейчас нам приходится не только удовлетворять потребности науки, но и зарабатывать на жизнь путём проведения договорных работ, подчас хотя и интересных, но весьма далёких от астрономии. Утешает, что они полезны для России.

Только за последние два-три года мы провели полную модернизацию двух инструментов для наблюдения астероидов и комет. Работа идет, но ввиду мизерных окладов к нам идут только увлечённые нашей тематикой люди.

Здание, в котором мы беседуем, было построено сорок лет назад созданного член.-корр. Д.Д. Максутовым для разработки концепции шестиметрового телескопа. В нем работал астрономы, конструктора, оптики, программисты, рабочие оптических и механических мастерских - в общей сложности около семидесяти человек. Сейчас нас вчетверо меньше. Средняя зарплата рабочих - пять тысяч, универсалы получают девять (это расценки РАН!).

Стоит напомнить, что все большие американские телескопы построены не за счёт бюджета, а за счёт пожертвований. Они носят имя не астронома, а человека, давшего деньги на его создание. Конечно, фундаментальные исследования должны финансироваться за счет Государства, но при этом Государство должно способствовать частными лицами финансировать фундаментальные и прикладные научные исследования. Например, в счет налога. Государство должно заботиться о своей обороноспособности. А когда речь идет о ней, тогда речь идет и о наблюдении искусственных спутников. Ведь и Шестиметровый телескоп СССР делал для фундаментальных исследований, но при этом имел ввиду возможность наблюдения облета Луны космическим аппаратом.

Не возникает ли у Вас ощущения, что всё, что Вы делали в жизни ушло в песок и незаслуженно забыто сейчас?

Ну, Памирская станция это далеко не всё, что я сделал в жизни!

На самом деле, всё, что вы делаете полезного, не проходит бесследно. Не сейчас, так потом, придут люди, которые продолжат работу. Приглашают же нас Таджики снова - через двадцать лет - работать на Памире!

Бессмысленно обижаться на вещи, находящиеся вне зоны нашего влияния. Например, на плохую погоду… Жизнь-то продолжается!



Цепи из нержавеющей стали мужские цепочки из стали.



??????.???????